Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

бинокля

урарум

искушение рыбака

«Жил старик со своею старухой
У самого синего моря».
(А.С.П.)


«Не надейся, не стучи
В эту дверь, она закрыта –
В море выбросив ключи,
Спит старуха у корыта.
Даже если заплывёт
В невод золотая рыбка,
Хоть башку разбей об лёд –
Это всё твоя ошибка.
Так что сдуйся и умри,
И не надо больше песен –
Ни снаружи, ни внутри
Богу ты не интересен.
И не смей Ему шептать
О своих делах насущных:
Не для грешных благодать,
Вера – не для малодушных!..»
Но, от тины и песка
Отряхнув худые снасти
Дед, поняв, что жив пока,
На залив бредёт ненастный.

15.09.2020
бинокля

урарум

песенка о ветре
Не пеняйте ветру –
Дед творит молитву,
Соль греха стирает
Со щеки небритой,
Лопухом помятым
Промокает очи, –
Не ругайте деда,
Ветру грустно очень:
В грех ему вменяя
Насморк, хрип и кашель –
Сами ж забываем
Про беспечность нашу.
Дед вздыхает тяжко,
Мы глядим невинно, –
Ветру за нас страшно,
Нам за нас обидно.
Дед творит молитву,
Просит о пощаде…
Только нам небритых
Грешников не надо.


12.09.2020
бинокля

урарум

воспоминание

Взгляд растаял в дымных дюнах,
Но до смерти будут сниться
Сосны, пыльной арфы струны,
Слов застывших вереницы.

Между сосен свет рассеян,
Но, как ни легки касанья,
В иле сердца каменеют
Кистеперой рыбы грани.

В дымных дюнах – вздох забытый
Шевельнулся и растаял
Между эхом и молитвой –
Ветер, зыбко-неприкаян.


03.02.2020
бинокля

урарум

***
Белы́ забытые могилы –
Надгробья, холмики с крестами.
Над ними – тихий глас: «Post illa…» *
Кого теперь Он воспомянет?

В миру мы все под Богом ходим,
Но все ли ходим с Богом в мире?
И даже вслух не споря вроде,
Согласны ли, коль глянуть шире?

Зима пришла по расписанью
После короткого ненастья –
Хоть что-то в падшем мирозданье
Должно быть с замыслом согласно.

Белы́ погосты и селенья
Живых ещё. Но в небо сажа
Летит от трубного кажденья,
Пятная ризы горней стражи.

01.12.2019


* Post illa – После сих (лат.).
бинокля

урарум

***
Це́дит октябрь остатнее солнце, –
Сколько его еще там заблудилось
В прядях берёз, в поднебесных оконцах, –
Много иль мало? Всё Божия милость.

В кронах дерев, шитых пёстрою гладью,
Нити дождя – то стеклярус, то бисер…
Но вдруг согреет сырую прохладу
Божья улыбка с заоблачной выси.

Вскинет крыло изумлённая птица, –
Ангел на миг, хоть в миру и ворона, –
А Божий свет до весны сохранится
В лицах берёз, словно в ликах иконных.

09.10.2019
бинокля

урарум

***
Август, пёс шелудивый
Весь в пуху иван-чая,
Без обиды плаксивой
Я тебя отпускаю.
Летописец предательств
И хворьбы застарелой,
Злой судья обстоятельств,
Кат любви перезрелой.
Август, – жизни прореха
Или смерти усталость?
Ни для слёз, ни для смеха
Больше сил не осталось.
Уноси сердца тяжесть
И осиную злобу, –
В мой прозрачный сентябрь
Возвращаться не пробуй.


30.08. – 10.09.2019
бинокля

урарум


"виноград мой" (акварельная бумага, карндаш)



вертоград

Тёмно-багрян мой виноград,
Мимо огня птицы летят,
Мимо костров с палой листвой,
Что обронил вертоград мой.
Посреди дня пальцы дрожат,
Бледный покров трав ворошат:
Жухлая сныть лютой зимой
Сможет ли скрыть вертоград мой?
Мой виноград тёмно-багрян,
Злато-красна утром зоря,
Ляжет под снег мерзлая сныть,
Вертоград мой – мне сторожить.


04.10.2011
бинокля

урарум

Запах кофе. Утром ранним
Осень разлеглась с кальяном
На прокуренном диване
И вздыхает непрестанно.
Под лоскутным одеялом
Греет бледные колени,
С самого утра устало
Сторонится словопрений.
Исповедуется ветру,
Слёзы проливает с Бахом,
Молится стихами Фета,
Тютчева и Пастернака.
Утром ранним запах кофе,
Смятые с ночи подушки,
Капля бренди в грязном штофе,
На тарелке – сыр в усушке.


27.10.2018
бинокля

урарум








моё литовство


Проездом из Латвии через Литву

Гуляют олени по хо́лмам литовским,*
Грибные дожди разбрелись по дубравам…
Несусь по асфальтовой черной полоске,
Кручу головою то влево, то вправо.

Не всплыв, растворился родной городишко
За кромкой зеленою в левом окошке…
Грызет на обочине тощую мышку
Не слишком голодная серая кошка.

Мирок хуторской у обочины пыльной,
Застывший на фото глазастый мальчишка…
В столице соседской – мигрант он постылый,
А здесь был литовцем, пусть русским, пусть пришлым,

Насколько же шире мирок этот тесный,
Врастающий в сердце, не глядя на лица,
Чем злобный прищурец остзейки прелестной,
У немцев отъятой «латышской» столицы!..

27.05.2010

*За три года до написания этого текста, проезжая из Латвии в Польшу через Литву, автор действительно видел близ Каунаса стадо оленей, пасущееся на огороженном склоне холма.


предощущение

Будут олени-деревья ветвистые
Краем дороги брести,
В гнёздах корявых меж тёмными листьями –
Тайны вороньи нести.
Будут холмы проползать вдоль обочины,
Дождь спутав с космами ив,
Пьяный попутчик с билетом просроченным
Будет не в меру болтлив.
Жизнью чужой и военными слухами
Зыбкую дрёму спугнет,
Разум встревожит залетною мухою,
Сникнет и сладко заснет.

10.06.2014


дорожное

Над Литвой туман повис,
Тает в небо дождь вчерашний.
Леса слюдяной карниз
Скалится над мокрой пашней.
Над Литвой скользит рассвет.
Сонно катится дорога.
Много лет меня здесь нет.
Много снов, печалей много.
Я теперь здесь ни при чём
И молюсь в иных чертогах,
От литовства отлучён,
Позабыт литовским Богом.
Я уже почти привык
К речи племени иного,
Но, случается, язык
Задрожит литовским словом,
Липы зашуршат листвой
В парке над старинным прудом,
А порог, когда-то мой,
Спросит: «Кто ты и откуда?»

30.08–04.09.2014


***
Над тихой равниной,
Над мокрой листвою
Неспешные стаи летят.
Дома горбят спины,
Леса плотным строем
Бредут вдоль дороги – назад.
На липкий суглинок
Садятся вороны,
Их говор картаво-ворчлив.
Родные картины
Листаю спросонок:
Коль помню – пока еще жив.
И школьные окна,
И детские лица,
И речка с игривой плотвой.
Всё это далёко –
И здесь, под ресницей,
Мерцает дождинкой-Литвой.

20.09.2014


***
Я вспомню всё когда-нибудь:
И тихий свет литовских снегопадов,
И старый парк за ржавою оградой,
И между сосен хрупкий лыжный путь.
Тогда, стараясь не уснуть,
Былым немотством покалеченная память
Поможет грудь и плечи мне расправить
И за порог заснеженный шагнуть.
И боль пройдет когда-нибудь.

18.10.2014